MegaЦефалNews (MZN)



# 672

 

Загвоздка в сердце ямщика

Я отправился в путешествие за волшебной загвоздкой, которую пообещали предоставить в конце этого пути. Загвоздочка мерцает серебром, освещая сквозь прорехи моей мечты облупившиеся стенки старенького дилижанса. Кучер клюет носом, но вот он поднимает голову и объявляет каркающим голосом, какой свойственен человеку, не произносившему ни слова на протяжении нескольких недель:

-Теплые источники! - Мне оставалось только махнуть рукой в ответ. Неужели бедняга думал заинтересовать меня купальней, которая существует только в его воображении? За окном простиралась серая плоскость из бетона, к которой жались чудовищной силой деформированные металлические конструкции. Круглые и прямоугольные бассейны располагались за рядами колючей проволоки. Над мутной жижей клубился полупрозрачный пар. Мы проезжали мимо очистных сооружений, к которым вела каждая из труб канализации оставшегося чуть в стороне мегаполиса.

Я представлял себе загвоздку так: она была незримой при гвозде, субтильной его частью, но свет ее делал гвоздь тем, чем он являлся глазам нашего воображения. Владеющий загвоздкой получит власть над принципом гвоздя.

Пока я размышлял над тем, что за дурень кучер, ведущий подозрительные речи и почти не следящий за дорогой, меня наполняла тревога, заставлявшая вновь и вновь обозревать загадочные конструкции в дыму. С внезапной ясностью прозвучали у меня в голове слова восточного мудреца, просившего принять яд, предложенный тебе мудрецом. Но если кучер вовсе не настоящий мудрец и не старается в силу недостатка на то возможностей казаться им, то мудрость могла бы найти отличное прикрытие под его невыразительной формой, откуда и вещала бы пророчества свои без всякого опасения!

Под влиянием этого открытия я бросился стучать в стенку кулаком и раскачивать карету, дабы тем самым дать понять кучеру, что между нами уже установилась связь. Как только дилижанс замер, я заставил слезть этого славного малого с верхотуры, куда тот забрался, расцеловал его и, схватив за запястье, потащил к металлическим воротам, за которыми начинался новый мир, мир горячих источников.

-У вас отличный вкус. - Нахваливал я его. Одет он был в красное пальто с красным-же шарфом, а на ногах имел ярко-красные сапоги. Так обычно не одеваются люди, любящие все серое. В следующую секунду он произнес слова, пронзившие меня словно ударом молнии.

-Загвоздка в том, - сказал он, - что ворота, к которым вы ведете меня, барин, они заперты.

"Вот в чем загвоздка!" - От этой мысли засосало у меня под ложечкой и поджилки на ногах нервно затряслись, похолодело внутри позвоночника и стало бросать то в жар, то в холод. Я чувствовал каждый волосок, который рос на моей голове.

-Мы откроем... - Принялся я успокаивать кучера. - Нас ведь двое. Наляжем двумя массами тел и отопрем эти злополучные ворота.

-Нет. - Он покачал головой, однако даже не попытался освободить запястья, как человек, уверенный в полной своей неуязвимости.

-Я кажусь вам бессердечным? - Вкрадчиво осведомился он, в ответ на что я помотал головой, отметая все подозрения. Затем он сказал: - И это действительно так, ведь у меня физически нет сердца. Посмотрите.

Свободной рукой он ловко расстегнул пальто и обнажил безволосую грудь, по центру которой проходил грубый налитый кровью шов.

-Это я сам вырезал. Вы не поверите. - Объяснил он и покачал головой. - Я ведь не всегда был этим кучером, который вам уже известен. Сюда я устроился только после болезни, которая и привела к подобной печальной развязке.

-Что-же с вами стряслось, дружище! - Я едва не потерял дар речи от свалившегося на меня объема информации.

-Просто я родился с больным сердцем. - Кучер недовольно надул щеки. - А в нашей стране это как приговор - ребенок умрет до пяти лет. Родители относят таких детей в лес, потом возвращаются и садятся пить чай, понимая, что успеют еще родить замену. А там волчата находят такого малыша и ведут за собой в логово. Выживает только сильнейший.

-Значит, вы были воспитанником волчицы? - Предположил я. В ответ кучер широко улыбнулся.

-Бог миловал!.. Вы только не подумайте, что я - набожный человек. Просто есть у меня такая особенность в случае, если я хочу особой выразительности, говорить "бог миловал". Вот вы спросите у меня, а состою ли я в церкви и был ли крещен? Тогда я скажу "бог миловал". Я долго ждал, пока кто-нибудь спросит, но уж не утерпел и все вам выложил, так что тут интриги уже не получится.

Я серьезно кивал, внимая речи кучера. Мы остановились у запертых ворот.

-Короче говоря, - продолжал он, - бог смилостивился и дал мне очень приличных родителей, которые не привыкли выбрасывать младенцев в лесу. Они постарались выходить меня и заботились, как делали бы, если бы им было неизвестно о моей болезни. А недуг быстро развивался, прогрессировал. Мы часто не замечаем этого и полагаем, что все с нами в порядке. Но не нужно закрываться от беды. Напротив, мы должны учиться обхождению с ней.

-И вы научились обходиться с больным сердцем?

-Если бы все было так просто! Мне никак не удавалось выбросить из головы, что жизнь моя, только-только начав теплиться, уже угасает, подобно свече на ветру. Как-то раз я испытал клиническую смерть и врачи скорой отказались реанимировать меня, сославшись на... на... всего и не упомнишь, простите великодушно. В следующий раз оператор и вовсе отказался направлять наряд. Но, невзирая на все сложности, я выжил. Однажды у меня - уже молодого человека, закончившего высшее учебное заведение и успевшего обзавестись семьей, случился припадок. Я лежал при смерти, но одного не мог выбросить из головы: понимания безнадежности. В нашей стране к таким, как я, скорая не едет.

-И что бы вы думали? - Он поднял брови и подбоченился. - Я взял скальпель в руки, обкололся новокаином и удалил себе сердце! Сложнее всего было справиться с непослушными венами и артериями, обрывки которых остались на месте извлеченного органа. Я не говорю о непонятных мышцах и странных тканях, быстро наполнивших образовавшую выемку. Их полагалось затолкать и проложить тампонами, что я и сделал. Но как связать воедино сеть сосудов, пронизывающих грудь? Над решением этой проблемы пришлось поломать копья, но я вышел победителем из этого отчаянного сражения. Когда действие новокаина закончилось, я обкололся морфием и спокойно отдал свое сердце жене, посоветовав приготовить что-нибудь, какой-то суп. И мы все вместе съели этот суп, хотя лишь один из нас знал, из чьего сердца он был сварен.

Несмотря на то, что слова ямщика все объясняли, меня не оставляло чувство смущения, как у того человека, который все свое время посвятил достойному занятию - составлению бумажных паззлов, но не может догадаться, к чему приложить кусочек мозаики - глазу явлено на нем то-ли лицо человеческое, то-ли окошко, то-ли деталь тротуара. Великое дело это - составление паззла, требует следования художественной интуиции, как и решение кроссворда от человека требует хорошего знания предмета. Тот, кто изучает словарь кроссвордиста и не ленится копить багаж знаний, достигнет в науке высот.

-Вы теряетесь в догадках? - Снисходительно улыбнулся кучер. - А между тем, все это не так сложно. Для того, у кого нет сердца, окружающий мир открывает новое свое измерение, позволяя подобному видеть подобное. За этими воротами я вижу горячие источники, тогда как другие уловят в моих словах лишь метафору или указание на что-то еще. В самих этих воротах я увидел загвоздку, о чем и сообщил вам, понимая, насколько важной она была.

-Постойте, но откуда вам было известно о цели моего путешествия?

-Ну подумайте сами, вспомните, где вы могли распространяться о ней. В наши дни информация любит быть свободной.

-Понимаю.

-Я всего лишь очень скромный ямщик, но строго отношусь к своим обязанностям. Профессиональная честь для меня - не пустой звук.

-Приятно слышать, что в наши дни существуют подобные вам люди старой закалки.

-Я человек олдскулный и не боюсь идти на контакт с клиентом, но не обо мне сейчас разговор. Вот эта дверь...

С этими словами он кивнул на металлические ворота.

-...от того, как вы ее откроете, зависит исход вашего путешествия. Сможете-ли вы открыть врата в мир иной, в протяженность пустоты, которая является полной противоположностью видению чувственного обмана? Это зависит только от вас. Держите, это поможет вам...

Он протянул мне тонкую шпильку для волос и пояснил:

-Осталось от жены.

Заручившись поддержкой шпильки, я стал взламывать замок, в то время как ямщик скрутил себе папиросу и устроился с ней неподалеку. Спустя час у меня наконец что-то начало получаться и внутри замка наметилось движение. Я полностью погрузился в работу, боясь упустить удачу, а когда дверь неожиданно подалась, не удержал равновесия и полетел вперед, перебирая ногами.

В первые мгновения могло показаться, что ничего не изменилось. Я уже стал проклинать себя за то, что так долго возился с замком да не смог до конца разобраться. Однако, уже через секунду стала заметна печать некоей пустоты, что лежала на окружающих приспособлениях и бассейнах. Вглядываясь в нее, я невольно поймал себя на том, что не решился бы сделать шага в сторону, сойти с надежного места, где стоял теперь. Тонка, бесконечно тонка была кисея зыби вещей. Так же и космонавт на околоземной орбите не решается отлететь далеко от своего корабля, но как сравнить звездную вселенную с великой ночью пустоты?

Предметы больше не имели той весомости, которая определяет отношение к реальному миру. Подобно сновидцу, вздыхающему между дремой и явью о незначимости того или другого, я с ясностью видел распад. Легко увидеть это оком воображения, но путь досюда непрост и сложен из камней, каждый из которых надо переступить и, если потребуется, рассмотреть.

В великой этой темноте, что подступала к горлу, находилась прямо перед глазами, и казалось просачивалась сквозь зрачки в сознание, но не могла притом преодолеть определенной границы, светилось красным цветом сердце ямщика.

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Защита детей от информации

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017