MegaЦефалNews (MZN)



# 676

 

Стоглав-чародей

Жил человек по имени Стоглав - и был он колдуном весьма сильным. Заточить душу в котелок мог, а котелок прямиком в печь. Хозяйка при нем жила и была она женой - не женой, сестрой - не сестрой, девой - не девой, а может быть вороной-оборотнем, ибо Стоглав прикармливал воронье и дерево голое раскидистое посадил у себя. А дерево было стародавним, вот сами и подумайте, сколько колдуну лет от роду.

К нему люди ходили - не ходили, ездили - не ездили, из дальних краев добирались самолетом - не самолетом. Исцелить мог - не исцелить, залатать - не залатать, наслать - не наслать. Одним словом, на многие руки мастером был Стоглавыч - не Стоглавыч, лихоимцем был - не лихоимцем, кем-то - а не тем.

Вызвали великого колдуна как-то раз в соседний уезд на отпевание. А там издох один старец и вот, когда его завещание внимательнейшим образом осмотрели со всех сторон, то заметили приписочку мелким шрифтом, из которой поняли, что не хочет дедушка видеть у одра своего людей в черных рясах. Был он дьяволопоклонником и потому послали за Стоглавом. А как они разузнали об его существовании?

Это же несложно. Среди записок старика-адмирала помершего были координаты, потому как он сам от кого-то узнал и затем обращался по волшебной надобности к Стоглаву - не Стоглаву. Так он желал погубить родню свою, которую подозревал в том, что они хотят его отравить и вообще свести поскорее в могилу. А Стоглав, как прознал обо всем, старика предупредил весьма строго о том, что достойный человек не должен играть с огнем, но старик Стоглава не послушал.

А родня помершего старика-чудака, также как и он сам, веровала в то, что всякий служитель, связанный с потусторонним, имеет долг крепкий перед обществом. Долг платежом красен, с умным видом говорит народ, что на земле нашей матушке коротает дни. Так, например, отпевание или крещение были вещами не только столь-же само собой разумеющимися, как регистрация в загсе, но и по сути своей равным образом формальными, прозрачными, как работа конвейерного цеха. Результат был во всех случаях предсказуем, ведь служители должны были довести дело до конца, а другого и быть не могло. По-существу от шамана - не шамана, колдуна - не колдуна это их верование ожидало и требовало того-же - любой шаман - не шаман, колдун - не колдун, по их мнению, должен был в любом случае переправить душу в надежное место.

Но они кое о чем забывали, а может и не знали о том, что не должны были об этом забывать. Дело в том, что они-то ни с кем никакого договора не заключали.

Ну, что касается умершего старика, то его изловить было несложно. Он прятался во дворе под видом оглобли - та совсем обледенела, вся в снегу, никто б не прознал про старика, а потом, весной, пошел бы он потихоньку вразнос. Стоглав его живо вытащил из укрытия и деликатно предложил осознать, что в мире этом он отныне гость нежеланный.

-Вы уже встречались со мной, посмотрите внимательно. Ведь это я - тот, кому вы молились. - Продолжая помахивать колокольчиком, разговаривал Стоглав - да не Стоглав со стариком. И, слова эти мудреные произнося, он апеллировал к одному известному им обоим обстоятельству. Когда старик попросил вырыть могилу для других, колдун потребовал, чтоб тот ему молился. Это совершенно нормальное требование. Нет ничего дурного в том, чтобы пару раз в день помолиться незнакомцу.

-Сейчас я отведу вас на злачные пажити, дедушка. - Продолжал Стоглав. - Посмотрите вокруг: этот мир холоден и не очень уютен. Вы превратились в оглоблю, но нашли ли это место пребывания удобным? Снег охлаждал ваше тело - это страдание. Ледяная земля давила на вас снизу - это страдание. Все, что уготовано вам здесь, - страдание. Проследуйте за мной на пажити.

Затем Стоглав поведал о благах, которые ожидают умершего на пажитях. Он рассказал про пьянящий мед, текущий в изобилии, а также про сладкие, пряные хлеба, не обойдя вниманием и дев, которые срезают колосья. Те девы стройные, благонравные, в нежных пальчиках у них серпы да пряники, а грудь обтянута шуршащими тканями - не тканями, сарафанами - не сарафанами.

Заманчивая перспектива. Вот и старик был не дурак - глаза его загорелись угольками, губы сложились в улыбочку благочестивую, а ручки протянулись к свету.

-Не туда. - Стоглав деликатно покачал головой, проследив за взглядом старика. - Технически, путь в страну мертвых проходит через землю. Хотите вы этого или не хотите, но придется сначала спуститься - чтобы впоследствии вознестись.

На запад повел Стоглавый чародей старика, недалече - за той вон опушкой есть камень высокий, под ним водянистая хлябь - темень и морозец, мурашки по коже. Все это живо отпугнет случайного путника, но лишь тот, кто знает, сможет пройти во врата. И за вратами узкими есть коридор с петлями - вниз ведет девять колен. Но уже после второго есть сто восемь путей.

-Ступайте осторожно, как бы не наступить ножкою на чуткую душевную субстанцию. - Думая о чем-то своем, вполголоса предупредил Стоглав старика и тотчас хлопнул себя по лбу. Умерший не мог знать о том, что они сейчас шли по барабанной перепонке, сотканной из душ грешников, извивающихся на протяжение миллиардов лет - лишь бы не попасть под каблук.

-Так или иначе, поставьте вашу ногу вон на ту медную пластину - она выглядит стабильно. - Стоглав покачал головой, видя нерешительность старца.

Так и продвигались они по коленям вниз, сворачивая где надо и где не надо, покуда не очутились в округлом зале.

-Это преддверие вечности. - Торжественно объявил Стоглав. - Отсюда на подъемнике достойные достигают пажитей злачных. А вот и он сам - подъемник.

С этими словами он кивнул на нишу в стене, где в круге тусклого света располагался удобный деревянный стул. Следуя совету, неразлагающийся старик вскочил на этот стул и удобно на нем устроился.

-Так-так. - На лице Стоглава появилась невольная улыбка. - Нужно пристегнуться, а не то свалитесь или пораните себя.

В эту минуту в зал через служебные двери вступили гурии с кувшинами и серпами. Они помогли старику пристегнуться и с улыбками вернулись в центр помещения.

-Говоря о том, что они будут вас поить и кормить, я умолчал о главном, а именно, о том, что они будут приходить, чтобы есть вас и пить.

-Ради всего святого! - Прослезился старик, тщетно пытаясь освободиться от цепей.

-Нет. - Стоглав покачал головой. - Когда я просил вас молиться, вы соглашались с этим, а потом пропускали вечернюю и утреннюю молитвы подряд, но при этом верили в то, что я буду работать в поте лица. "Это ничего не значит, от одной-то молитвы ничего не зависит," говорили вы себе. Но позвольте вас огорчить: зависит - и еще как. Теперь вы молитесь не оттого, что восприняли сердцем идею долга, а потому, что чувствуете себя загнанным в угол. Но никто не может обмануть меня и уйти. Я вытащил вам углей из огня, а вы думали, что можете поиграться с дымом.

Прежде чем покинуть помещение, Стоглав обменялся рукопожатиями с небесными гуриями - девицами очень достойными и великими скромницами. Я знаю, что они никогда не стали бы ловить вкусняшек самостоятельно и предпочли бы остаться вовсе без развлечений, если бы только в мире не существовало Стоглава - не Стоглава, чародея - не чародея.

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Говняные конфеты (Заговор архонтов)

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017