MegaЦефалNews (MZN)



# 680

 

Стокгольмский синдром

Иван пробудился в темной избе среди ночи от всполохов и страшного грохота. Гроза великая приходила из-за холмов и ураган ломал, как спички, метелки высоких дубрав. На потолке, на стенах и на полу намечался кое-какой хоровод. Стены тряслись, а с этажерки попадали на пол декоративные кружки.

Снаружи царил не меньший беспорядок: светились недобрым сиянием крыши, трубы втягивали дым из атмосферы, бегали цепные собаки в снопах ярких искр.

Надо сказать, что недурственную сплоченность сеяла электростатическая непогода в рядах сельчан: бок о бок с забулдыгой-трактористом поднимал упавшую ветвь седобородый гусляр, а олдскульная доярка в неглиже, выглядя вовсе не эротично, прижималась к молоденькой, только что с институтской скамьи фельдшерице из медпункта, совместными усилиями вытаскивая стекло из рамы, дабы спасающиеся через окно не испытали не себе коварства сей нерукотворной гильотины. Вчерашние неприятели, разбредавшиеся по кухонным углам и в тусклом свете единственной лампочки разбиравшие сладкие косточки соседей, ныне беспрекословно подчинились некоему зову: хватая ртами влажный воздух, по колено в вязкой грязи совершали героические движения против потока.

Неприметный выбор, совершенный нами в далеком или не очень прошлом, подчас оказывает на настоящее столь огромное воздействие, что впору задуматься, почему сам факт действенности того малого выбора является недоказуемым. Нескончаемость сослагательного наклонения, вокруг оси которого человек поневоле лавирует, оценивая ретроспективу, подобна смоляному болоту, попав в которое, окажешься в когнитивной ловушке.

Вот какая-нибудь соринка рандомным порядком ложится на струну и ноготь арфистки едва приметно смещается - к чему это? Не к великому ли и бесценному явлению твердыни настоящего момента, в коем живет центр картины реального мира - могучий исполин-титан среди миллиардов.

Куда пойти - направо или налево? Закрыть дверь на щеколду или оставить приоткрытой? Составить компанию односельчанам в ночь усмирения стихий - или сбежать? От всего этого многое зависит. А ежели не разглядеть перспективы - эй, да это будет трагедия.

"Надо уходить." - Промелькнуло в сознании у Ивана и он бросился в огород. Врезался в колючие да пахучие кусты, замер на мгновение перед ульем, из летка коего с шипением выплевывались серебряные пули. Потом нырнул под перекрестный огонь - пополз, извиваясь, от улья к улью, кое-как добрался до изгороди и принялся расширять крысиный лаз.

"Помни завет сказочный, былинный: не оборачивайся во время исхода." - Повторял он, кубарем катясь по склону. Начинался заповеданный лес - высокая древяная прохлада сулила защиту, но он продолжал бежать, хватаясь за стволы и набирая с их помощью ускорение - как на качелях, от дерева к дереву перелетал.

В поту и крови упал запыхавшийся Иван среди сухих трав, а потом подивился тишине: непогода не поспевала за скороходом. "Похоже на перевод с латыни: непогода не поспевала за скороходом." - Сознание было сломлено тяжкими невзгодами и заполняло тишину странными умозаключениями, на первый взгляд не лишенными логики.

Передохнув, он поднял голову и увидел сторожку, но не без окон и дверей, а наоборот - вроде беседки или громоздкой кормушки для небесных обитателей. В сторожке же сидел человек.

-Будьте предельно осторожны. - В голосе человека звучала предупредительность, смешанная с легкой угрозой, как будто этот человек - охотник - на чем-нибудь позорном подловил Ивана и намекал теперь о том, что в будущем не будет столь великодушен и уже не спустит всего дела на тормозах добрососедства, а даст ему официальный ход, после чего Ивана будет ждать неприятный и долгий процесс.

-Осторожный не видит сторожки, сторожка осторожного видит. - Выдавил Иван, поднимаясь на онемевшие ноги.

Человек наверху потянул за толстый шест и оттуда с грохотом опустилась лестница. Нашего беглеца ожидал теплый прием и вскоре он с облегчением откинулся на деревянных валиках, заменявших шелковые подушки.

-Я могу вам предложить стаканчик самодельного лимонада. - Охотник вытащил из грубо, но надежно сколоченного мини-бара увесистый графин.

-Жажда приходит к человеку, человек от жажды уйти не может. - Отвечал Иван.

-Лимонад создан из концентрата еловых шишечек, смешанного с дождевой водой. - Спокойно сказал охотник, а смерив гостя взглядом, добавил: - Я никогда не спускался на землю.

-Рожденный ползать летать не может, могущий летать не рожден ползать.

-С рождения и живу здесь. Был рожден обитателями верхушек, которых никогда не видел...

-Рожденный верхушек не видел, верхушки рожденного наблюдают.

-...до тех самых пор, - охотник повысил голос, - пока мне не исполнилось три недели от роду. Тогда я и увидел их.

Иван раскрыл рот, чтобы изречь новый афоризм, но застыл, пораженный внезапной переменой в голосе обитателя сторожки.

-Вы покинули место вашего жительства. - Продолжал тот. - И правильно сделали, ведь они успели вам насолить. Ведь успели?

Иван механически кивнул, прежде чем удосужился обдумать вопрос. Потом взмахнул рукой, пытаясь подобрать слова, но охотник жестом остановил его.

-Не лишена резона точка зрения тех, которые приписывают бедствиям, "выпадающим" на долю "народа", немалый сплочающий потенциал, и было бы вовсе не продуктивно отрицать столь укорененную суггестию, но вместе с тем, нельзя не заметить, что нет ни народа, ни бедствия, ни доли, ни сплочающего, ни потенциала, равно как нет и "а вместо этого есть", потому что нет ничего.

Иван хлопнул ресницами, как теленок, вслушивающийся в безоблачную тишину. Охотник подбоченился и драматически помахал ладонью на отлете.

-Давайте условимся, что, прогуливаясь по бульвару, вышли мы на такую сторону удивительной улицы, где существует третий вид номеров - они не то чтобы не нечетные или не совсем четные, а совершенно новые или хорошо припомненные стародавние. Хорошо это или плохо? Смотря с какой стороны подойти: что хорошо для экипированного искателя приключений, то будет для вас чревато лишь неприятностями. Понимание сложностей, которые подразумеваются конфликтом нативного порядка с миром метафизического отсутствия, сродни изучению третьего вида номеров. Вы до последней минуты ожидаете разоблачения интриги, скрытого подвоха веселой конспирологии, с надеждою озираетесь, пока до вас не доходит, что номера были здесь всегда и третья сторона улицы неотъемлема от топологии города.

В глазах у Ивана засветилось понимание.

-Улица встроена в топологию, сторона ограничивает улицу. - Сказал он.

-Верно, но давайте вернемся к началу нашего разговора - к самому началу нашей встречи. Вы отчего-то запыхались, когда предстали моему взору, и я решил, что вы долго бежали.

-Бегущий проходит пространство, пространство бегущего обгоняет.

-Пусть так. Вас до глубины души поразило то, что случилось. Вы находились среди своих, когда вдруг разразилось стихийное бедствие. Но были ли они в действительности "своими"? Не получится ли так, что они были чужими и чуждостью своей навлекли лично на вас гнев стихий, потому что вам привелось оказаться в том месте, на которое был направлен удар? Скорее всего, так и обстояло дело.

-Дело делается дельно, дельное дело - неделимо.

-"Разгул стихии не пугает человека, но лишь мобилизует его." "Хоровод - это наше все." "Успех - это когда пятьдесят раз упал и пятьдесят раз поднялся." "Нельзя простить человеку безразличия по отношению к страданиям родной земли." "Народ, который даже в блокадном Ленинграде поет частушки, действительно непобедим." "Все лишения рано или поздно складываются в одну картину, ретроспективно демонстрирующую величие народа-исполина, народа-победителя." Звучит знакомо и все эти слоганы в конечном счете сходятся на одном ключевом предложении: затянуть потуже пояса и в порыве сплочения продемонстрировать невиданные доселе высоты трудовой дисциплины, отказаться от заработной платы в пользу помещика, заложить последнюю золотую запонку в ломбард и сделать взнос в фонд поддержки капиталиста.

-Так живет и дышит цивилизация вечного аврала, завивающегося в замкнутый круг бесконечного начинания и исправления ситуации, которая всегда критична сейчас и именно здесь - недосмотрели предшествующие поколения, ой, непросчитали, раздули пузырь, ну уж мы то всем народом сейчас будем затягивать пояски и поправим, а плюнут нам в лицо - утремся. Пролетит на самолете бюджетный образ отца народного, польет горючую землицу пеною, а мужичонка убогий внизу лапоньки свои растопырочки как сунет в огонь - рук не жалко на самом деле, когда такое бедствие на землицу нашло. Реактор взорвется - потушим, засыпем телами - потом народим новых. "Дурак русский-недотыкомка-дороги-дураки нет культуры улыбки нет культуры досуга варежки-валенки-лапти-matreshki."

Охотник сделал паузу, проверяя, произвело ли сказанное должный эффект. Затем продолжил:

-Удар, которого вы чудом избежали, был направлен на уничтожение всего и вся. У меня есть основания считать, что на месте вашей деревни теперь остался лишь дымящийся кратер. Мелкие, себялюбивые людишки, страдающие от запущенного стокгольмского синдрома, в едином порыве встают на защиту своего ареала от злой стихии, как они полагают. Так и избиваемый ребенок станет защищать наркомана-отца и проститутку-мать от судебного пристава, от "злой ювенальной юстиции" - по велению суггестии, вменяющей ему раболепие, покорство, лояльность по отношению к палке. Ему бы извернуться и восстать, сдать родаков своих извергов палачам, а потом сбежать во чисто поле - к буренушкам и трясогузкам, вступить в банду разбойничью, влиться в ряды партизан всероссийской гвардии светоносцев. Кто не побоится пресечь флажки синдрома, выйдет победителем, освободится навек от позорной звенящей цепи, на которой выгуливают его, словно пса бессловесного. "Пусть же стихия все уничтожит, пусть все будет сметено, а я предпочту пить березовый сок, развалившись в безопасном удалении." - Естественная реакция здорового организма, скажете вы? Не вопрос, но покуда мучают людей чувством ответственности, чувством рабской обязанности все починить да все обустроить, изъявление естественных реакций остается под большим вопросом. "Не отходи в сторону, а вернись и положи голову твою, дабы хозяин твой не понес убытка." Вы, дружище, кажется, заслуживаете самой искренней и высокой похвалы, ведь вам довелось пережить самое пекло, выдержать прессинг и излечиться от стокгольмского синдрома, чтобы сбежать!

Иван вцепился зубами в стакан, потягивая лимонад, который и правда был бесподобен.

-Я перенаправлю вас данной мне силою в верхушки леса. - Серьезно обратился к нему охотник. - Там вам дадут кисельков да крендельков и расспросят обо всем, чтобы вы помогли верхушке еще эффективнее бороться против врагов ваших - наших общих неприятелей. По-счастью, точечный удар стихии сегодня уничтожил одну из башен-ретрансляторов, через коии транслируется вирус синдрома, и в течении недели народ повалит к нам - освободятся тысячи, может быть, даже миллионы ваших бывших соотечественников. Вы находитесь в самом зачине снежного кома, дружище, в самом его центре.

Охотник сделал шаг к Ивану и с улыбкой потрепал по щеке. Тот ответил одними глазами, из которых струилась светлая благодарность.

 

Наш кошелек Bitcoin: 19xw3sFQFw7fwHN76yvj38tWA2F8a1a8RT

 

 

MegaЦефалNews (MZN) | Предшествующие выпуски: 600-699 | 500-599 | 400-499 | 295-399 | 195-294 | 93-194 | 0-92

См. тж. Экваэлита, Донна Анна, Candala Media Blog

Школа Тьмы - учиться, учиться и еще раз учиться

 

Гостевая книга MZN

 

These sites are created and maintained by Егорий Простоспичкин, all forms and essence defined 1997-2017