MZN [спецвыпуск]

Когда утренняя звезда на востоке и западе

Во дворе вокруг костра толпились крестьяне. Время от времени один из них меланхолично бил палкой по костру, вследствие чего к темному небу взметались веера искр. Небо было густое, синее, душераздирающее как в Гималаях, когда ты заберешься на Каилас или еще куда и смотришь вокруг. С тревогою они озирались. Барышни с зонтами и вуалями жеманно ходили вдоль стены, о чем-то переговариваясь вполголоса. Веселая гогочущая толпа кухонных мужиков гнала свинью на зарез. Девочки и мальчики играли с куском льда, который утащили из погреба, возя его по двору за собой на веревочке и напевая при этом повторяющийся ритмичный мотив. Бабка Анастасья (а у нее отродясь не было отчества) качала головой, крестясь и чертыхаясь.

-Анастасья - это моя родная бабка по-матери. - Заметил Иван Денисович, прочитав мои мысли. - Поэтому я ее держу в доме. А правильнее было бы давно дать ей умереть. Но я издавна придерживаюсь точки зрения, согласно которой, правила писаны для них, а не для меня.

-Понимаю. - Кивнул я.

-У крестьян моих трудная экзистенциальная ситуация. - Продолжал он. - Они испытывают чувство неясной тревоги, уже на протяжение нескольких десятков лет храня его в тайне. Однако, год от года все мрачнее делаются выражения их лиц, все напряженнее жесты. Посмотрите на то, как неестественно стоят они во дворе. Чего они ждут? Почему не идут работать?

-Ленятся? - Предположил я.

-Они поставлены перед непростой и не совсем очевидной дилеммой: идти или не идти? Ибо, если они пойдут, то без гарантии того, что это приведет к адекватному результату. И они совершенно правы, потому что сила, довлеющая над ними и мотивирующая их, превосходит возможности как человека, так и его сообщества. Предположим, решит кто-то срубить новую избу или отремонтировать изгородь. Это хорошо, но возникнет мысль: а правильно ли понято желание силы? Хочет ли она, чтобы ее приложили именно к этим делам? Окажется ли достаточным свершением сруб избы и, вообще, является ли конвенциональная изба именно тем, что было нужно?

-Мы сталкиваемся здесь с известной ситуацией...

-Совершенно верно, но роковую роль в нашем случае играет так называемая онтологическая недосказанность. Дело в том, что я, будучи Хозяином, в частности Первым Чрезвычайным и Полномочным Послом Силы, должен следить за тем, чтобы самое главное всегда оставалось в секрете. Я имею в виду концепцию хранения секрета от самого себя, а с другой стороны, самим собой. Вы имеете представление о том, что все, простирающееся вокруг меня, является мною же. Практически невыполнимой задачей являлась бы дефиниция истинной границы между одной и другой частью меня. Если бы я установил границу, то не смог бы управлять заграницей, где бы она ни находилась. Поэтому, не устанавливая ее, я храню в тайне то, что считаю нужным хранить в тайне, от того, что в конкретный момент, в согласии с теорией градуированной радиальной определенности, считаю той частью меня, от которой считаю нужным сохранить это в тайне.

-Вот почему... - Начал было я, но Иван Денисович покачал головой.

-Поэтому мои крестьяне обречены на вечное существование в моей онтологической тени, в чем и состоит их крепостничество. Нет никого, кто смог бы их освободить. Только Суккуб...

-Суккуб?

-Да, я вам его недавно показывал. Только он способен освободить их.

-Не может быть!

-И тем не менее. Я вам объяснял, что Суккуб представляет собой нечто иное, и, как вы правильно догадались, он представляет собой, в своем роде, нечто иное относительно меня, как ни парадоксально это звучит. Он представляет собой мою онтологическую тень. В градуированной радиальной определенности он представляет собой число Пи.

-Что?

-Да, я понимаю, что это трудно усвоить, но вы попытайтесь. Впрочем, про число Пи это я сказал образно, чтобы было легче понять всю сложность ситуации. На самом деле я не знаю, что такое число Пи и для чего оно нужно, хотя и помню его цифры до шестидесятого знака после запятой.

-Ваша память...

-Нет, я не заучил его. Я помню его неконвенционально: путем мгновенного рассчитывания каждый раз заново. Но вернемся к теме нашего разговора.

Я согласно кивнул, прекрасно понимая, что нечаянной оговоркой про число Пи Иван Денисович, очевидно, опасно приблизился к раскрытию онтологической тайны.

-Вы, наверное, обратили внимание на то, - с деланным легкомыслием продолжал он, - что дети во дворе играют со льдом.

-Да, это показалось мне символичным: дети, существа непостоянные и преходящие, обреченные на смерть, любят играть со льдом, мимолетным состоянием воды. А еще они любят поджигать бумагу.

-Но первое впечатление может быть обманчивым. Известно ли вам, что этот кусок льда существует уже много десятков лет в неизменном виде? Я полагаю, что нет. История этого льда полна драматической изюминки. Я выудил его из болота в те времена, когда здесь повсюду было море. Болото было первым местом среди моря, где суша снизу вплотную приблизилась к поверхности. Лед лежал на верхушке горы, поднимающейся со дна моря.

-Вот почему небо над вашим домом имеет этот специфический цвет.

-Да. Это-то место и есть самое пекло, как говорят.

-Но море - было ли оно иным относительно вас?

-Этого никто не знает.

-Понятно.

-Ну так вот, когда земля показалась над водою, я взял горсть ее и бросил в прибрежную волну. Я повторял это до тех пор, пока не образовалась вся суша. В перерывах я сидел у костра, который сейчас находится во дворе. Потом я построил этот дом. Это все.

-Как все? А люди?

-Про них мне ничего неизвестно, - с заметным раздражением объяснил Иван Денисович, - я же вам много лет об этом толкую. Именно поэтому их существование представляет для меня точно такую же загадку, как для них самих. Откуда они пришли?

-Из моря? - Предположил было я, но осекся, вспомнив о том, что сначала была сделана суша, а значит, они не могли просто выйти из моря и оказаться здесь.

-Мы можем предположить, что их кто-то сотворил. Но кто и с какой целью, вот в чем вопрос, на который я не могу дать в настоящее время однозначного ответа. В свете этой моей осторожности становится более чем понятна сама ихняя онтологическая тревога, да что тревога, самый их метафизический страх. Самое смешное - вы не поверите - это то, что беспрепятственно наблюдаемые нами из этого окна, они не могут нас видеть.

-Возможно, стекло немного тонировано.

-Совершенно верно, но они не могут видеть и стекла. Они полностью уверены в том, что находятся в лесу, причем полагают, что только несколько минут тому назад вышли на поляну и разожгли костер. Они может думают, что являются охотниками или, там, грибниками, хрен их знает.

-Вот дураки.

-Ага, болваны. Но самое любопытное, что все группы этих существ уверены в чем-то своем. Дети, например, полагают, что находятся в детском саду, а вон те барышни - что приехали на бал с кавалерами.

-А где кавалеры? - Спросил я, невольно прижимаясь к стеклу, чтобы охватить взглядом часть двора, скрытую парадным подъездом.

-Какие кавалеры?

-Нет, это я просто так спросил. Не берите в голову.

-Мужики вон гоняют свинью. Что они при этом думают, я не знаю. Ну а бабка считает, что здесь вообще ничего нет, то есть совершенно нигде ничего. Она даже не знает, что она сама есть. Не правда ли, смешно? И от меня требуется скоординировать весь этот ихний хаос.

Он покачал головой и в этот момент в дверях показался Суккуб. На нем было надето платье. В руках он держал катушку ниток и медный бокал.

-А душенька, - с нежностью проворковал Иван Денисович, - что, попить мне принесла. Ну, спасибо.

Суккуб передал Ивану Денисовичу бокал, кивнул мне и удалился. Иван Денисович подошел к двери, прислушался и подбежал ко мне. Ухватив меня за рукав, он сузил глаза и прошептал:

-А знаете, я думаю, это она их родила, я имею в виду людей, может, нечаянно, как у женщин бывает, не со зла, не специально, а просто ей было интересно, вот и родила их. И она им потихоньку рожает вещи, занимающие место в их мозгах. Только это сугубо между нами.

Он отошел и прокашлялся. По его виду можно было заключить, что нечаянный эмоциональный порыв, заставивший его высказать свои подозрения, тяготит его. Я пригубил вино из бокала, самим собою оказавшегося у меня в руке.

Воцарилось молчание. Я пил вино и смотрел в окно. С восточной части неба распространялся восход ночи и заунывный вой гиен радостно приветствовал его; доносились ликующие из лесов пения сов и летучих мышей из пещер. Выходили из пещер наскальные, архаичные. Бледные тени за слабо светящимся на лугах зыбучим туманом - посмотришь на них и не увидишь. А вот навострились уши у них - это низкий ритмичный гул - послушаешь его и не услышишь. Рты стоящих вокруг костра - а мрак собрался вокруг - широко раскрыты. Они поют согласный звук, напрягая шеи и руки и черными глазами всматриваясь в неспокойную тень за спиной друг друга. Но не то гул, который послушаешь и не услышишь, что они поют... Резкой белизною своей в глаз бросается... оставленный лед... который не расколется и не растает... А дети убежали, потеряв головы... Беззубая бабка Ивана Денисовича, противно хихикая, прутиком протыкала... А охотники со сворою весело побежали, трубя и раскатисто... за пастушками... и если бы вы ожидали увидеть расхаживающих вдоль стены барышень, то к стыду своему поняли бы, что приняли за них произрастающий борщевик.

-Вы видите, - раздался сзади выразительный голос, - когда утренняя звезда одновременно на востоке и западе, пророчество будет гласить...

Бокал выпал из моей руки и поскакал по полу, подпрыгивая каждый раз на одну и ту же высоту. Сокрушительный удар потряс дом. "Я отравлен... конструктивно улучшен... ее вином." - Пронеслось в моем сознании. Удары продолжали сотрясать дом и куски программного кода вылетали с клочьями из стен. Я поднял руку к лицу, стараясь защитить глаза. В бок впилось острое, я согнулся и рухнул на ковер. "Ножницы... Не забыть попросить ножницы, отрезать это острое... в боку... не забыть..."

Разбудило меня с восходом солнца ласковое прикосновение губ Суккуба. Странные события предшествующей ночи разъяснились тут же: Суккуб включал швейную машинку, о чем меня, по-недоразумению, забыли предупредить, и меня перекроило, но теперь все в порядке, так как у Суккуба полная инструкция к машинке. В качестве компенсации за причиненные неудобства мне вручили EMP-гранату и пригласили отобедать вместе, от чего я, конечно же, отказываться не стал.

30 марта 2003

# 650: Трапезы
Долгое время мне казалось, что Иван Денисович боится раскрывать правду и признавать, что разделяет трапезу с духами... (18.07.2008)
# 635: Комната ужаса
В феврале 1692 г. Иван Денисович пригласил меня участвовать в энохианских чтениях... (19.01.2008)
# 626: Стратегически верное решение Ивана Денисовича
Когда у меня не было копыт, на самом деле, я не был подкован вечной силой праведности... (09.04.2007)
# 617: Дорога в Ад
Путешествие адептов по дороге мертвых подводит их к таможне... (23.12.2006)
# 561: Молоко девы
Иван Денисович объяснял, что наиважнейшим переживанием для алхимика является хождение по молоко девы... (05.10.2003)
[спецвыпуск] Полярный портал
Иван Денисович и Суккуб объясняют и показывают, как работают порталы в их хозяйстве... (25.05.2003)
[спецвыпуск] Когда утренняя звезда на востоке и западе
Крестьяне обречены на вечное существование в моей онтологической тени, в чем и состоит их крепостничество. Нет никого, кто смог бы их освободить. Только Суккуб... (30.03.2003)
# 505: Байкал 1667
Навстречу мне из рощи выбежала девушка лет семнадцати, дочь Ивана Денисовича... (06.05.2001)
# 497: Формула погрешности смещения божьих коровок
Есть пять изъявлений любви: это - немигающий взгляд; клокотание лопнувших альвеол; железная дева или кольца удава... (11.03.2001)
# 493: Суккуб
Иван Денисович учит хорошему отношению к суккубам... (03.12.2000)
# 488: Страшная Тайна Песней Человеческих
Иван Денисович вызвали меня, как сообщалось в донесении, по важному делу в восемь часов пополудни 26 Сентября 1888 года... (26.09.2000)
# 477: Три березовых прута
Иван Денисович приказал мне принести из леса три березовых прута, три тополиных прута и три пера ворона... (16.06.2000)
# 474: Кто не тупит в покое своих инструментов
В представителе церковной иерархии, попросту говоря, продавце облаток, я узнал давнего знакомого своего и учителя Ивана Денисовича... (30.05.2000)
# 440: Человеческие формы
Пастушки, в силу опасности профессии, почитались в русских деревнях за существ поистине сверхъестественных... (15.12.1999)
# 430: Гиблое Место или Путешествие к нерестилищу двойных рыб
Этим утром Иван Денисович обещался исполнить давнюю просьбу мою и сопроводить до гиблого места... (19.11.1999)

Свежие выпуски MegaЦефалNews (MZN) | 1997-1999 | 2000-2012 | Тематическая подборка | Copyright notice

Гиноиды в призме учения Злых Манекенов | Злые Манекены

Егорий Простоспичкин, 1997-2019 | donate | facebook | maledictum.org