MZN #684

Рассадник заразы

История одного донора органов

Тонкие полупрозрачные пальцы умирающего ребенка впились в застиранное полотенце. Святой отец, который был при исполнении и незадолго до того трогал эту руку, украдкой за спиной вытирал ладони платком. Влага, которую выделяло умирающее тело, не была похожей на пот, но не была она и трупным ядом. Скорее всего речь шла о некоей разновидности конденсата - вроде того, что появляется в общественной бане на потолке.

-Сегодня ты есть и вокруг тебя есть всё, а завтра уже ничего. Так всегда и бывает - тебе не о чем беспокоиться, дитя мое. - Пастырь обращал свою речь не к ребенку, который был накачан морфином и не ощущал особого беспокойства, а к отцу и матери, в глазах которых иногда можно было прочитать немой вопрос.

-Что касается души вашего ребенка, то я не уверен в том, что она существует. - Миролюбиво обратился к побледневшей паре родителей святой отец.

-А вообще-то это интересный теологический вопрос. - Он поднял брови и оживился было, но тотчас проклял себя за минутное ребячество. Кто были эти люди, чтобы обсуждать с ними дела Господа? Да, они могут покивать из вежливости, но не поймут разницы между нюансами толкований, не говоря о глубине познаний и общей эрудиции в том, что касается истории церкви.

Дежурный по отделению врач - высокий господин с лицом, совершенно скрытым за свежей маской, - положил пальцы на кнопку выключения и деликатно поглядывал на собравшихся у больничной койки. Исполнявшая в этот трудный час обязанности матери женщина лет тридцати казалась немного ошеломленной, но на ее почти каменном лице читалось спокойное смирение: бог дал - бог и взял. Вторая половина семьи у одра была представлена отцом умирающего ребенка - этот полноватый мужчина с недельной щетиной сжимал в пальцах хлопчатобумажную кепку с длинным козырьком. На полу у него в ногах лежал дискаунтный полиэтиленовый пакет.

На подсвеченном стенде, где обычно развешивают рентгенограммы, сейчас размещалось не меньше дюжины фотоснимков - изображены были женщины, мужчины, дети и люди преклонного возраста.

-Печень вашего малыша, когда она распадется, будет пересажена этому господину. - Монотонно выполняя свои обязанности, сказал врач. Он указал на фотографию человека лет шестидесяти, вероятнее всего, пенсионера, снятого в окружении оранжерейных цветов.

-Продавец цветов на пенсии, Иван Митрофанович Ж., обратился в нашу клинику около полугода тому назад с подозрением на почечную недостаточность. Ирония судьбы, скажете вы - и будете правы... - Продолжал врач, которому трое собравшихся внимали с деликатным интересом, слегка кивая в концах фраз.

-...и будете правы. - Дежурный по отделению сделал неопределенный жест и улыбнулся под маской. - Иван Митрофанович был очень мнительным человеком, но в остальном, как признали наши специалисты, совершенно здоровым. И каково же было его приятное удивление, когда он был выбран на участие в акции по пересадке. Он слышал о правительственной программе, но никогда не верил в возможность принять в ней участие.

-А вот Светлана Леонидовна Л. - Дежурный врач перевел указку на фотокарточку молодой девушки - это была белокурая школьница, старшеклассница с веснушками. - Светлана Леонидовна выиграла чуму.

Святой отец с удивлением покачал головой. Врач внимательно поглядел на него, прежде чем продолжить.

-Считается, что человек победил чуму, но это не так. Пока ваша дочь находилась в искусственной коме...

Он обратился к родителям, приглашая их в свидетели.

-...ей была привита легочная чума, и вот эти легкие будут пересажены Светлане Леонидовне, понимаете?

Родители немного подались вперед на стульях и заискивающе кивнули. Мужчина с кепкой отчего-то густо покраснел.

-Михаил Лазаревич К. обратился к психологу... - Дежурный показал фотокарточку молодого человека с бородой. - ...по поводу смены пола. Ему будут пересажены половые органы вашей дочери, разумеется, когда наши специалисты засвидетельствуют так называемую генитальную смерть, которая наступает вскоре после смерти мозга.

-Это вопрос скорее теологический. - Осторожно заметил святой отец.

-Вы правы, это действительно интересно, но тут у меня связаны руки. - Быстро ответил врач. - Так или иначе, пока ваша дочь была в искусственной коме, ей ввели сыворотку редкого заболевания, передающегося половым путем.

Закончив с этим вопросом, врач переместил кончик указки к фотокарточке женщины средних лет и объяснил, что той будут пересажены почки, затронутые редкой разновидностью злокачественной опухоли.

-А вот это, - он переместил указку еще дальше, - наш Лев Владимирович С., на которого сейчас возлагаются немалые надежды. Ему будет пересажена кожа умершего ребенка.

-Вы можете подтвердить, - он снова обратился к родителям, - что, пока ваша дочь была в искусственной коме, ее кожа была обработана проникающими ядами кожно-нарывного действия, но я должен извиниться за то, что из соображений секретности вы не были поставлены в известность о деталях операции. Дело в том, что ваша дочь прошла подготовку по правительственной программе живой нарывной бомбы...

-Вот как! - Простовато выпалил глава семьи и покосился на супругу. Та смутилась и сделала вид, что не заметила этой реплики.

-Когда Лев Владимирович с пересаженной кожей претерпит взрывообразное разрушение - сначала он посинеет и раздуется, конечно, - то частицы зараженной кожи войдут в контакт с кожей здоровых людей. Мы выписали Льву Владимировичу чек на 200 евро, который он сможет отоварить в супермаркете по месту жительства. Если операция пройдет успешно, то заражение распространится как цепная реакция, а это будет означать, что ваша дочь все это время страдала не напрасно. Но я забегаю вперед, а между тем, время поджимает...

Человек в белом халате демонстративно посмотрел на часы и повернул выключатель. Аппарат искусственной комы тревожно запищал, прежде чем палата погрузилась в непривычную тишину.

-Адреналин! - Деловым тоном обратился врач к сестре, которая вошла по сигналу отключения аппарата.

-Ваша дочь долго находилась под действием морфинов и, чтобы прошибить ее, нам потребуется один укольчик. Она не почувствует. - Спокойно прокомментировал врач свои действия и вонзил иглу в центр груди неподвижной девочки, которая после отключения словно бы приподнялась над подушками - как похороненный заживо, предпринимающий отчаянную попытку выкарабкаться из могилы.

После укола глаза ребенка широко распахнулись, а губы принялись ловить воздух.

-Пилу! - В ответ на приказ ассистентка передала доктору небольшую костную пилу, взяв которую, тот принялся медленно подпиливать кости, при этом внимательно следя за зрачками пациента.

-Пилящее действие тупой пилы на многих оказывает тонизирующий эффект. - Он обратился к родителям, чтобы занять время. - Вам наверняка известен этот эффект под другими именами: "ножом по стеклу", "зазубренными ногтями по бархатке", "вилкой по металлической тарелке". Знакомо, правда? Я молю Бога, чтобы ваша дочь была чувствительной в этом отношении.

-Помолимся Богу вместе. - Святой отец мягко наклонился к родителям и взял их ладони в свои. Зашептал молитву.

Работа требовала от дежурного врача предельной концентрации и он жалел, что не может прогнать этих праздных зрителей, которые, как всегда случается с родственниками, приносят с собой в операционную дух истерики. Доктор старался наносить легкие подпилы таким образом, чтобы не слишком повредить предназначенную для пересадки кожу.

Наконец девочка пришла в себя и доктор, быстро посветив ей в зрачки, не глядя протянул руку к ассистентке.

-Скальпель!

Он оттянул слипшиеся волосы пациента и провел кончиком скальпеля линию на лбу. Затем ненадолго отвлекся, чтобы объяснить родителям смысл своих действий:

-Исторически наш современный скальпель происходит от обыкновенного ножа, каким наши предки снимали с побежденных воинов скальп, то есть кожу, находящуюся на голове. Сейчас я сниму кожный покров и попытаюсь скальпелем вскрыть череп, чтобы извлечь мозг, который, как вам известно, будет пересажен Марии Тимофеевне Т. Ребенок не чувствует боли во время операции на мозге и все его движения носят в этот период рефлекторный характер. Поэтому мы вводим сейчас через капельницу адреналин со стрихнином.

Он углубился в снятие скальпа и сделал это столь профессионально, что супруги невольно переглянулись, потом подняли глаза на пастыря, продолжавшего читать молитву. Дежурный врач без тени брезгливости бросил скальп в ванночку и принялся всаживать кончик скальпеля в почти неприметные выемки в черепной кости. От напряжения прикусил губу - несколько раз скальпель срывался, оставляя на черепе глубокий порез, но затем врач нащупал опорную точку и смог использовать ручку скальпеля в качестве рычага.

Ассистентка, повинуясь безмолвному взгляду доктора, налегла на рычаг, протиснувшись за спинку кровати, и через несколько секунд крышка с влажным хрустящим звуком "вышла из пазов". Доктор ловко подхватил ее ногтями, затем стал давить ладонью от себя, пока крышка не упала в выемку между подушками.

-Мозг человека - удивительный "компьютер". Иглу! - Схватив длинную иглу, дежурный сунул ее куда-то в мозг и провернул.

-Смотрите на ее глаза, все внимание! - Он с жаром обратился к родителям, а потом повернул иглу еще раз. Ноги умирающей девочки резко согнулись и коленом она почти задела святого отца - бедняга едва успел отскочить.

-Но-но, вы чуть не дали пинка священнику, молодая госпожа, - пристыдил ее доктор, - не так резво. Потерпите и ваши ноги еще натанцуются. Пока ваша девочка была в искусственной коме, мы перерезали ей сухожилия и сломали кости ног, чтобы получить статистику по скорости срастания, но теперь повода для беспокойства нет, потому что верхние и нижние конечности будут пересажены Анатолию Васильевичу И.

На лице судорожно трясущегося ребенка быстро сменялись выражения, а глаза с какой-то непостижимой периодичностью сходились на переносице и затем расходились - будто расслаблялись и глядели куда-то вдаль, сквозь стены, сквозь крыши, сквозь облака на ночном небе, улетали фантазиями к звездам.

-Я нащупываю так называемый центр жизни в головном мозге. - Обратился врач к священнику. Тот серьезно кивнул.

-Ее зубы. Все внимание! - Голос дежурного врача прозвучал неожиданно резко.

-Когда человек страдает от зубной боли, психологи советуют ему один простой прием: укусить собственный палец. На минуту зубная боль отступит. Мы сделаем обратное. - Он отрывистыми фразами сообщал собравшимся свои соображения. Продолжая вращать иглу в мозге трясущейся девочки, доктор взял в другую руку скальпель и попросил посветить. Палата наполнилась клацающими звуками крошащейся зубной эмали.

-Я пытаюсь расщепить зубы на живое. Просто пройдусь по верхнему ряду, потом по нижнему. Пока ваша дочь была в искусственной коме, ее челюстные мышцы атрофировались, а десны деградировали. Сейчас посмотрим, что можно сделать...

Спустя несколько долгих минут ему, кажется, удалось нащупать болевой узел и изо рта пациента полилась пена. Шея побагровела и напряглась, а ногти впились в одеяло.

-Не стоит обращать внимания. Это просто рефлекторные движения. Сейчас я еще не нащупал жизненный центр и тело реагирует чисто механически. - Доктор покосился на святого отца, который деликатно склонился к одру, наблюдая за операцией.

-Когда я нащупаю центр жизни, ваша девочка забьется в фонтанирующей, феерической жизни, и покуда она бьется в ней, мы сможем приступить к вырезанию органов. Я прошу теперь внести заготовленное удостоверение донора органов вместе с квитанцией об оплате.

-Квитанция у тебя, Женя? - Побледневшая мать толкнула в бок супруга. Тот испуганно полез в полиэтиленовый пакет, вынул оттуда ворох справок и переводов, затем с облегчением отер пот со лба - нужная квитанция лежала в отдельной целлофановой папке.

-Ну слава Богу! Наконец-то, квитанция! - Несколько ошалевшая женщина, ища поддержки, многозначительно посмотрела на пастыря, потом на врача. Супруг поневоле прикусил губу.

Он хотел сказать что-то своей жене, но махнул рукой. В голове крутились объяснения, квитанция ведь не сейчас появилась, она уже давно, да и не в ней дело. Простая бумажка - она то, с чего лишь начинается мытарство, и факт наличия квитанции ничего не доказывает. Вы хотите выехать за границу и собираете справки, чтобы получить разрешение, и передаете свой общегражданский паспорт в окошко, а вам его возвращают назад и тогда вы восклицаете "наконец-то паспорт" - ну не глупость ли? Зачем говорить "наконец-то, квитанция", это же глупость выходит, такое неудобное дело, которое вспоминаешь через несколько лет и не находишь себе места, хочешь вернуться в тот день и все исправить. Он беспомощно поглядел на пастыря, который взирал на женщину со смесью озабоченности и сострадания.

"Все хорошо, это важный момент и никто не обратит внимания на то, что кто-то сморозил глупость. Мы все понимаем." - Читалось в мудрых глазах святого отца.

-Ну вот, я нашел его, поздравляю, это жизненный центр! - На одном дыхании воскликнул дежурный врач. Ассистентка с подчеркнутой вежливостью перехватила скальпель и замерла у изголовья. Она готовилась к этому, ее этому учили и она знала, что делать - ни на микрон не сдвинется острие скальпеля с места, указанного доктором.

-Теперь поверните, не бойтесь. - Тот с улыбкой кивнул, но ассистентка не сразу поняла, чего от нее хотят. Замешкалась.

-Поверните, я говорю. Это приказ, черт возьми!

-Я протестую, вы произносите имя Всенизшего в присутствии... - Священник моментально распрямил плечи и в его голосе прозвучала смесь угрозы с официальным предупреждением.

-Простите, мы все так вымотались с этой искусственной комой, что забываем о человечности. - Доктор кивнул, но не отступил от своего решения.

-Поверните скальпель, как ключ. И это приказ, а не рекомендация. - Сдержанно обратился он к ассистентке. Несчастная девушка залилась румянцем - она никогда до этого дня не осознавала всей строгости военной субординации. Конечно же, поняв оплошность, повернула скальпель.

-Мама, папа! - Взвыла девочка. Ее тело распрямилось и, поднятое неведомой силой, встало на кровати. Та пружинила под переломанными ногами, поддерживаемыми каким-то чудом.

-Слышите? Это голос жизни. Видите? Так она выглядит - жизнь. - Приятно побледнев, доктор театрально откинул правую руку, обводя в воздухе круги и приглашая разделить с ним зрелище этого скоротечного волшебства.

Торжество научного гения толкало тело девочки еще выше - она раскачивалась, как на батуте, и подпрыгивала, царапая ногтями по потолку - в нескольких дюймах от лампы, которая мерно гудела. На потолке появились полосы от ногтей.

На лице девочки застыло выражение ужаса. Она переводила вгляд со святого отца на родителей и наоборот - с родителей на святого отца. Те не могли решить, чего больше в ее взгляде - мольбы, ненависти, а может пренебрежения? Странным образом девочка обходила своим взглядом доктора - словно не видела его.

-Больной сейчас в полном сознании и способен чувствовать боль, но пусть вас не обманывает кажущаяся живость. Я привел в действие центр жизни - и вот результат. Чистая моторика. Пожалуйста, приступайте к изъятию органов и сообщите мне, когда ванночки будут готовы к транспортировке.

Последние слова он обратил к ассистентке, которая, все еще сгорая от стыда за недавнюю оплошность, не заставила повторять дважды и вскочила на кровать напротив девочки, вошла в одинаковый с той ритм прыжков и принялась наносить ловкие и быстрые удары тесаком. Улыбнувшись каким-то своим мыслям, доктор быстро вышел из помещения.

19 июня 2012

# 684: Рассадник заразы
Тонкие полупрозрачные пальцы умирающего ребенка впились в застиранное полотенце... (19.06.2012)
# 120: Вызов академика Павлова
Однажды Иван Петрович Павлов решил выйти на улицу, чтобы подышать свежим воздухом и посмотреть на небо... (31.01.1998)

Свежие выпуски MegaЦефалNews (MZN) | Copyright notice

Предшествующие выпуски: 1997 | 1998 | 1998-99 | 1999 | 1999-2001 | 2001-2004 | 2004-2012 | Тематическая подборка

Гиноиды в призме учения Злых Манекенов | Злые Манекены

Егорий Простоспичкин, 1997-2019 | donate | facebook | maledictum.org